Кузьмин Алексей Геннадьевич

Победы нашей лица

06.05.2015

Война в истории моей семьи

Воспоминаниями о своих родных поделился с нами Сумбаев Антон Александрович.

«Люди! Покуда сердца стучатся, - помните! Какой ценой завоевано счастье, - пожалуйста, помните! Р.Рождественский.

На Курской земле стоит Храм Святых Апостолов Петра и Павла. Открыт он 3 мая 1995 года к 50-летию Победы. Так была увековечена память тысяч и тысяч солдат, убиенных, пропавших без вести и умерших от ран на Огненной дуге. Среди них – мой прапрадед Белозеров Петр Иванович. Наверное, он никогда не думал о том, что его потомки будут по крохам восстанавливать боевой путь простого русского солдата.

По рассказам моей бабушки, Жиляевой Зинаиды Ивановны, родился Белозеров Петр Иванович в 1907 году в селе Александровка Больше-Глушинского района Самарской области. Примерно в 1933-1934 годах семья перебралась в Московскую область, но долго здесь не задержалась. Почему были выбраны Оренбургские края, теперь уже никто и не скажет. Но именно здесь остановились Белозеровы, хотя и не сразу нашли постоянное место жительства. Сначала обосновались в Бляве (недалеко от Медногорска), а затем – переезд в с. Лещево. Семья росла: накануне войны у Белозеровых было пятеро детей.

Прапрадед все время работал на колесном тракторе. Поэтому и Родину защищать ушел только в 1942 году – до этого была бронь: нужно было оставить себе замену. Трактористы обучали женщин и подростков вождению и только после этого уходили на фронт. Недолгим был боевой путь моего прапрадеда. Осенью 1943 пришло извещение, что Белозёров П.И. пропал без вести в сентябре 1943 года. Где? При каких обстоятельствах? Об этом никто не известил прапрабабушку. Безутешным было горе вдовы и пятерых детей. Но где-то в душе теплилась надежда: «А может быть, жив? Может быть, найдется?»

Но шли годы. Писали запросы, ответ приходил один и тот же: «Пропал без вести». Было больно и обидно, что неизвестно, где воевал, где погиб, где похоронен.

И лишь в дни празднования 64 годовщины Дня Победы моя бабушка в Оренбургском Доме Памяти увидела книгу «Остались молодыми». Оказалось, что это Книга Памяти погибших на Прохоровском поле в танковом сражении 10-20 июля 1943 года. Почти в начале скорбного списка значится: Белозёров Петр Иванович…

Третье ратное поле России… Так вслед за полями Куликовым и Бородинским назвали в народе место крупнейшего танкового сражения под Прохоровкой.

Мы написали письмо в Государственный военно-исторический музей «Прохоровское поле», получили ответ. К сожалению, новых сведений работники музея сообщили нам не много. Но мы теперь знаем, что Белозёров Петр Иванович был солдатом-гвардейцем. Он воевал в 5 гвардейской танковой армии под командованием П.А. Ротмистрова, пропал без вести в районе хутора Сторожевое 18 июля 1943 года. Почему пропал без вести? Пропавших без вести – 729. Авторы книги утверждают: «Там негде и некуда было пропасть без вести…» Многие танкисты-гвардейцы сгорели вместе со своими танками. А стрелки-пехотинцы были просто раздавлены танками. Да так, что «ни петлички, ни лычки» с солдатских гимнастерок…

Убитых, раненых и пропавших без вести – 14398 человек… Они принесли на алтарь Победы всё, что смогли, заплатили за победу на Прохоровском поле своей кровью, своими жизнями, вдовьей судьбой своих жен и сиротством своих детей. Среди 14398 человек и мой прапрадед.

А в далеком тылу надеялась на лучшее и верно ждала своего мужа моя прапрабабушка Белозёрова Мария Романовна . Было ей тогда всего 32 года. Пятеро детей осталось у нее на руках. Младшему не было и трех лет, когда погиб отец. Сколько пережито горя и лишений, сколько выплакано слез, сколько проделано работы – знали лишь Бог и молодая вдова.

О миллионах таких же, как Мария, женщин-вдов очень точно сказал поэт: Шинели не носила, под пулями не шла, она лишь только мужа Отчизне отдала…

Своим черным крылом коснулась война детей тех лет. Мой прадед Иван по возрасту не был призван на фронт. (Он родился в 1928 году). Его поколение принято называть «детьми войны», лишенными детства и очень рано повзрослевшими.

Не довелось моему деду получить образование. Начинал учиться в Белогоре, а в 5 класс пришлось ходить в село Желтое. Но семья вскоре перебирается в Лещево, где тоже была только начальная школа, поэтому Иван продолжил учиться в с. Гипс-рудник, за 7км от деревни. Но осенью землянка, в которой он жил, начала разваливаться от дождей, и ему пришлось бросить учебу: жить было негде.

В 1942 году 13-летний подросток Белозёров Иван – старший из детей, оставшийся за хозяина, - садится за рычаги трактора своего отца, ушедшего на фронт. Бессонные ночи, тяжелый труд и взрослая ответственность – все это легло на еще не окрепшие плечи подростка. Здесь тоже был фронт – трудовой. И он оказался героем. В июне 1945 г. был награжден медалью «За доблестный труд в годы войны».

Трудовой стаж моего прадеда более полу века. Он награжден медалями «За освоение целенных земель» и «Ветеран труда», юбилейными медалями, имеет множество почетных грамот. Направлялся в числе передовиков сельского хозяйства Оренбуржья в Москву на ВДНХ.

Недавно где-то прочитал: «Самое ценное в жизни – это благодарность. Она, как чистая родниковая вода, питает душу и сердце». Не зря говорят, что человек живет до тех пор, пока ему есть за что сказать «спасибо». Солдатам Великой Отечественной войны и труженикам тыла, всем, кто отстоял мир для нас в 1945, мы благодарны и сегодня. Благодарны и тем, кому посчастливилось вернуться с Победой, и тем, кто своей жизнью заплатил за неё.

Мы не видели войны, но мы знаем о ней. Сердцу каждого человека дорог праздник Победы. Дорог памятью 27 миллионов сынов и дочерей, отдавших жизнь за свободу, светлое будущее родины, памятью тех, кто залечивал фронтовые раны, поднимал страну из руин, пепла! Мы должны знать и помнить, какой ценой завоевано счастье.

И каждое новое поколение будет говорить «спасибо» всем, кто выстоял и победил. А значит, они будут жить вечно в памяти народной, в истории…

Я благодарен своим предкам. Я знаю и помню их. Я горжусь ими… …

Пока живу мне не забыть, кому я, собственно, обязан –тем, что могу дышать, любить на той земле, с которой связан…В. Фирсов"

Антон Александрович о своей прапрабабушке:

«Белозерова Мария Романовна родилась в селе Александровка Больше-Глушинского района Самарской области 14 января 1911 года. Мария рано осталась сиротой, воспитывалась в семье деда и бабушки. В 16 лет вышла замуж за Белозерова Петра. Жили дружно, мечтали о большой семье. Через год родился первенец Иван.

Теперь уже никто не может сказать, почему в 1933 году семья Белозеровых переехала в Подмосковье, а затем в Чкаловскую, ныне Оренбургскую область. Может быть, причиной переезда был страшный голод в Поволжье?

В Оренбуржье в семье Петра и Марии родились еще четверо детей: Николай, Раиса, Нина, Александр. Жили, работали, мечтали о том, какими вырастут дети.

«Только вдруг 41 ударил огнем»…Петр работал трактористом, поэтому на него была наложена «бронь». На фронт он был призван в1942 году. Осенью 1943 черная весть пришла в дом Марии: Белозеров П.И. пропал без вести в сентябре 1943 года.

В 32 года Мария осталась солдатской вдовой. Черный платок надолго укрыл ее прекрасные длинные, ниже пояса, косы.

На руках Марии трое малолетних детей. Младший Александр, Шурик, родился накануне войны. Ему не было еще трех лет, когда погиб отец. Старшие сыновья, Иван и Николай,(14 и12 лет), рано повзрослев, стали помощниками матери, пытались заменить отца. Иван с того дня, когда отец ушел на фронт, сел за рычаги колесного трактора, на котором он работал. Николая посылали на разные работы.

Дорогой ценой заплатила Мария. Это о ней и миллионах таких же женщин-вдов очень точно сказал поэт: Шинели не носила, Под пулями не шла, Она лишь только мужа Отчизне отдала. Сколько переделано работы, сколько пережито горя и лишений, сколько выплакано слез, знали лишь бог да молодая вдова.

В 1950 году, исполняя воинский долг, погиб в Венгрии сын Николай. Снова мир вокруг Марии окрасился в черный цвет.

Но жизнь продолжалась. У старших родились дети. Внуки нуждались в любви и заботах бабушки. Они постепенно возвращали ее к жизни.

Мария все время жила для детей, а потом для внуков (их у нее 12). У нее никогда не возникало мысли устроить личную жизнь. Цыганка нагадала ей когда-то, что нескоро, когда голову покроет седина, встретится она со своим Петром. Вот, видно, и ждала всю жизнь вдова своего солдата».

Также Антон Александрович рассказал о прабабушке по бабушкиной линии:

«Галчанская – Белозёрова Клавдия Харитоновна родилась 12 июля 1923 года в селе Орловка Акбулакского района Оренбургской области.

Клава была живой, любознательной девочкой, хорошо и с желанием училась, очень любила читать. Но учиться в школе Клаве пришлось лишь 4 года. В начале 5 класса девочка заболела малярийной лихорадкой. Болела тяжело и долго. Кроме болезни , была еще одна причина: Галчанские жили в маленьком селе, школа, где предстояло учиться, находилась за 15 километров. Родители решили ослабленную после болезни дочку не отдавать в «чужие люди», то есть поселить на съемной квартире. К тому же платить за нее было нечем. Клава очень хотела учиться, плакала, умоляла родителей отдать ее в школу, но они не изменили своего решения. Клава же всю жизнь сожалела о том, что не получила образования, не реализовала свои способности. Любовь к чтению сохранилась до старости, до тех пор, пока зрение позволяло различать строки. А любимый пушкинский отрывок «У Лукоморья дуб зеленый» Клавдия Харитоновна читала наизусть своим внукам и правнукам. Даже после тяжелого инсульта, когда временно и частично восстанавливалась речь, она , хотя и с трудом, произносила строки из «Лукоморья».

Оставив учебу, Клава помогала родителям по дому, по хозяйству, нянчила младших братишек и сестренок. Вспоминая детство, она рассказывала о том, что у детей была одна пара обуви на всех и они по очереди ходили в ней на улицу; о том, как бегали босиком по снегу к бабушке, жившей через дорогу, о том, как было порой голодно в доме и самый маленький Ваня постоянно просил хлеба. А поняв, что хлеба в доме нет, просил: «Борщу,борщу» Рассказывала, как однажды, наевшись проса, дети визжали от болей в животе.

Трудное, порою голодное детство, ранняя трудовая деятельность, юность, совпавшая с войной, семья и забота о детях- вот основные вехи биографии Галчанской К. Х.

В годы войны Клавдия работала на тракторе и комбайне, растила и убирала хлеб для фронта. О работе девушек в тракторных бригадах рассказано и написано много…Непосильный для хрупких, нежных девичьих рук труд, слезы отчаяния, а иногда и травмы. Клава заводила двигатель трактора, маховик сработал в обратную. В результате перелом руки, неправильно сросшиеся кости, и оставшееся на всю жизнь деформированное запястье правой руки.

Зимой девушки и подростки на лошадях подвозили корма к животноводческим фермам. Стога сена и солома были далеко за деревней, там, где скосили летом траву и сложили сено в ометы. В любую погоду, будь то сильный мороз или беспросветная метель, нужно было доставлять корма. Клавдия Харитоновна рассказывала: «У многих не было теплой зимней одежды, обуви. Часто обмораживали руки, ноги, лицо. Но на утро всё равно собиралась вся бригада и вновь отправлялась «в обоз». Ведь все мы понимали, что работаем для фронта, для победы. Для того, чтобы быстрее закончилась проклятая война и отцы и братья вернулись домой…» В трудовой книжке Белозёровой К.Х. записана благодарность за добросовестный труд в годы В.О. войны.

После войны работала Клавдия Харитоновна на разных работах: летом с женщинами мазали (подобно современной штукатурке, только вместо цемента использовали глину) складские помещения, фермы для скота, здания школы, клуба, магазина. Работала на току, на совхозном огороде. Зимой Клавдия работала помощником ветеринара, немного работала продавцом в хлебном ларьке.

С 1978 года жили в Оренбурге. Здесь Клавдия Харитоновна работала оператором в котельной, затем посудницей в рабочей столовой, откуда и вышла на пенсию.

Основное свое призвание Клавдия Харитоновна находила в семье и детях. Она была хорошей хозяйкой, замечательной матерью и бабушкой».

О своих родителях Жиляевых Михаиле Григорьевиче и Фёкле Леонтьевне Антону Александровичу рассказала его бабушка Жиляева З.М.:

«Воспоминания о родителях.

О родителях, ветеранах ВОВ и трудового тыла, перенесших все невзгоды войны, выстоявших и победивших.

Вечная им память.

Мы, дети войны, несмотря на возраст, многое помним о тех тяжелых годинах. До сих пор помнится, как хотелось есть. Еда в нашей семье была – картошечка милая. Помнится, кто-то угостил серенькими пышечками с конопляным маслом. Это просто объедение, вкус сохранился до сих пор, пожизненно. А какой вкусной казалась кулага (кисель из проросшего молотого зерна)!

Одежда у нас была из холстины, которую ткали сами на домашнем ткацком станке. А нам давали иногда челноком поиграть. Обувь – это ступни и лапти из лыка. Да разве все перечислить?!

До сих пор ясно помню День Победы. Мы с Дурневой Тоней вешали на их доме красный флаг. День был пасмурный, ветреный, но теплый. И на всю деревню крики: Победа, Победа! Кто радуется, кто плачет. Ведь много, очень много не пришло с войны мужчин.

1941 год. 22 июня. Начало войны. Папа Жиляев Михаил Григорьевич 1901 года рождения в возрасте 40 лет был призван в действующую армию в первые месяцы войны (25.09.41) Вернулся он израненный, но живой, с руками и ногами осенью 1945 года после разгрома Японии на Дальнем Востоке. Помню, пришел он с войны не один. С ним был еще солдат из Городков (соседнее село). Пришел он ночью. И вначале по подворью прошел, подошел к амбару, зашел в сарай к скотине. Мама разбудила нас, всех детей ,в испуге. Думала, что пришли грабители или дезертиры (такое случалось, хотя жили в захолустье). Только потом, после того. как папа подошел к сенцам и начал стучать в дверь, мама поняла, кто это.

Ночью же собрали родственников, соседей и праздновали возвращение папы с войны. Ну а мне запомнилась необыкновенной вкусноты тушонка, которую я ела прямо из банки и солдатские сухари, необыкновенный вкус которых помню до сих пор.

И с первых дней возвращения с фронта папе и другим фронтовикам, а их было немного, пришлось, как говорится, засучив рукава, браться за мирный труд, поднимать хозяйство. Очень много мужчин не вернулось с фронта.Во многих семьях погибли и отец. и сыновья. Сколько помнится- это из рода Пантелеевых, Фомичевых, Хабаровых и др. И только единственная семья Дурневых Афанасия и Анны (папина сестра) была счастлива. Все 5 сыновей вернулись живые. Это Анатолий, Денис, Федор. Василий, Дмитрий.

Долгими зимними вечерами у папы собирались бывшие фронтовики (Федор Дурнев, Мирон Винокуров, Илья Фомичев. Крючков Гордей и др.). Шли длинные беседы и воспоминания. Много было переговорено в те вечера, но мне запомнился особенно один случай, что рассказал папа. Последние годы войны папа был связистом. Это постоянно передовая. там нужно было поддерживать связь между подразделениями и штабом. Папе с огромной катушкой проволоки на спине приходилось ползать по передовой и налаживать оборванную. перебитую связь.

Шел обстрел. Папа и несколько солдат еще находились в небольшом укрытии. Прямым попаданием снаряда всех в укрытии убило и присыпало землей. Папу же ранило, контузило и присыпало. Из-за контузии он не мог пошевелиться. После боя к укрытию подошли и стали осматривать мертвых. К папе почему-то не подошли. Может, сильнее был засыпан землей и его не заметили. Как рассказывал папа: «Все вижу, а сказать, что я живой, не могу».

Так прошла их часть, и в далекий Заховский пошло похоронное письмо с содержанием: «Ваш муж погиб смертью храбрых» и дата.

Следом за частью, где воевал папа,шли части другого эшелона. Они подбирали убитых. Папе повезло. Заглянули и туда, где он лежал раненый и контуженый. Так как он не мог ни пошевелиться, ни сказать ни слова, он начал усиленно моргать широко открытыми глазами: дескать, вот я, живой. Один солдат заметил открытые моргающие глаза. Папу тут же откопали и отправили в госпиталь. И только через некоторое время, когда он немного поправился, то написал из госпиталя письмо домой: «Я раненый, лежу в госпитале».

А о нем после похоронки в далеком тылу на хуторе Заховском уже отслужили панихиду за упокой. Помню, как я сидела на сундуке, а мама и бабушки вначале пели, а потом плакали навзрыд. Невдомек было мне,малышке, тогда, что это отпевают моего погибшего отца. И странно было: как так тети поют и плачут?

Через некоторое время пришло письмо от папы из госпиталя. И опять молитвы, только теперь за здравие, и опять слезы, только теперь от радости. Ведь редкость, когда «воскресали из мертвых» Но так было.

И сбылось то, что нагадала ему старая цыганка: «Ты солдат, счастливый. Пройдешь всю войну, домой вернешься, детей на ноги поставишь». Действительно, так и вышло. Все шестеро детей выросли порядочными достойными людьми, получили образование, трудились на совесть.

Была у папы мечта: посадить на Заховском, у дома, фруктовый сад и развести пчел. Пчел развел, ухаживал за ними до конца жизни. А вот на сад не хватило ни времени, ни сил.

Мама Жиляева Фекла Леонтьевна 1907года рождения осталась в тылу с кучей детей. У нее на начало войны было семеро детей:

1. Яшников Василий 1923г. - 1942г.

2. Цыганов Василий 1928г. - 1942г.

3. Жиляев Петр 1928г. - 1999г.

4. Жиляев Леонид 1931г. 2010г.

5. Жиляева Антонина 1934г. 2001г.

6. Жиляева Зоя 1940г. -

7. Жиляева Зинаида 1941г.

8. Жиляев Николай 1946г. - 2000г.

Семеро детей на начало войны нелегкой ношей легли на хрупкие женские плечи. Их нужно было кормить, одевать, обувать. Нужно было сеять и убирать хлеб и картошку, выращивать овощи.

В колхозе работали с утра до вечера, без выходных. за трудодни. Но по ним почти ничего не выдавали (горсть муки да несколько картошек). Все шло на нужды фронта. Тех, кто собирал с убранного поля колоски, строго наказывали.

Моей маме повезло: у нее были помощники – старшие дети. Они работали в колхозе и дома хорошо помогали. Ухаживали за скотиной, копали огород, косили сено. Картошки сажали много. Много посадишь – значит зиму переживешь. Сеяли коноплю, чтобы потом можно было наткать холста на одежду. Сеяли и немного зерна, чтоб сварить болтушку, салму, затируху. Хлеба – то в войну мы не видели. Табак сажали для продажи в городе. А в город «ездили» на корове. Было это так: Собирались несколько женщин, запрягали в сани корову, складывали на сани свои мешки и отправлялись в Чкалов( так назывался тогда Оренбург). В мешках было масло,если удавалось скопить, у кого-то мед, табак-самосад.

Корова тянула сани, а женщины шли рядом. В городе продавали то. что «привезли»,чтобы купить какие-то вещи или чего – то съестного.

Были случаи по области, когда женщин с такими санками грабили и даже убивали дезертиры и проходимцы, что обитали в тылу. Заховских женщин, слава богу, такая участь миновала.

С 1942 года начались у мамы утраты: умер от менингита Цыганов Василий, ее сын от первого брака; забрали в возрасте 18 лет в армию, а затем на фронт Яшникова Василия, приемного сына папы от первого брака. Василий пропал без вести в августе 1942 года в неполных 19 лет.

Женщины-солдатки не теряли бодрости духа. Мама рассказывала: сенокос, женщины идут с покоса. На плече коса, в платке ягоды, в фартуке – грибы завязаны. Идут усталые, а идти ох как далеко…Но всю дорогу женщины шутят да песни поют. Вот такие они русские женщины!

Ну а в зимние вечера при свете лампешки (пузырек с керосином и фителек в нем) пряли пряжу, вязали носки, варежки с двумя пальцами. Все отправляли на фронт.

Петр и Леонид уходили к дяде Володе( папин брат-старик, поэтому не на фронте) . С ним ребята плели ступни и лапти для всей семьи. А также вместе с ним долбили деревянные ложки, чтобы есть ими «хлебово». Помню, Леня рубил табак вечерами для продажи в городе.

С фронта от папы шли бодрые письма-треугольники с содержанием: «Жив, здоров, воюем, бьем фашистов» По – другому писать было нельзя по цензурным соображениям. И в каждом письме приписка: «Береги детей». Иногда страничку треугольника папа дописывал фронтовой песней. Две из них неизвестные я записала. Остались в памяти на всю жизнь.

В ответ из дома шли большие, из двух-трех листочков, треугольники. Сначала перечисляли поклоны от многочисленной родни. Затем описывалось сколько и чего посадили, затем обязательно – сколько ведер картошки, свеклы, бушмы накопали, сколько посолили капусты, огурцов, перца.

Обязательно сообщали, кого отелила корова – бычка или телочку, сколько овец и ягнят.

Вот такие обстоятельные письма на радость папе писал под диктовку Леонид. Было ему тогда 11 лет. Да разве все перескажешь, что выпало на долю женщины-матери?!

Не зря маму наградили Медалью материнской славы".

Выражаем огромную благодарность Антону Александровичу за предоставленные рассказы и фотографии родственников.

Если и вам есть что рассказать про своих отцов и матерей, дедушек и бабушек, знакомых - сделайте это. Не имеет значения, жив ветеран или нет, воевал он или трудился в тылу, главное, чтобы имена и подвиги этих людей не были забыты.

Мы будем благодарны всем, кто пришлет рассказы и фото своих родственников, ковавших Победу на фронтах и в тылу, на электронный адрес deputatkuzmin@yandex.ru. Они будут размещены на нашем сайте в новостях под рубрикой "Победы нашей лица".

Поделиться:

Комментарии пользователей:

Вернуться в раздел «Новости»
Посещений за день: 123,
за неделю: 1606,
за месяц: 6405,
всего: 177716
депутаткузьмин.рф
2011-2017 Сайт депутата Кузьмина Алексея Геннадьевича

интернет реклама